Горный Алтай > Статьи, путевые заметки
Горный Алтай Природа Алтая Туризм на Алтае Достопримечательности Как добраться Карта Горного Алтая Вопрос-ответ Советы туристам Легенды, истории Поиск попутчика Фото из туров Погода на Алтае

Фото из туров



Смотреть еще...


Предыдущая часть

 

Дневник тура "Чуя - Катунь", лето 2004 г.
День четвертый. Оверкиль.

Следующая часть

 

Утро наступило вместе с осознанием полной гармонии с окружающим миром и с самой собой. Почему-то также гармонично в голове нарисовалась мысль: сегодня я Турбину и Горизонт не пойду. Принесу себя в жертву амбициям и проведу киносъемки в порогах. Брали-то меня в поход кинооператором. Еще в Москве вопрос моего участия в походе окончательно решился, когда я клятвенно пообещала не путаться под ногами, не тонуть, и вообще – кто-то же должен снимать на видео геройское прохождение «органами» чуйских порогов. Стоило почувствовать себя великомученицей, как все те, кто вчера отговаривал меня идти Бегемот, вдруг со странной настойчивостью стали уговаривать на прохождение. Наверное, крови моей жаждали. Проявив упорство и полная решимости снять великолепные кадры, перед Турбиной я вылезала из рафта, нагруженная видеокамерой, обвешанная фотоаппаратами, с веслом, в каске и спасжилете. В полной экипировке мне предстояло заснять сверху прохождение сначала Турбины, потом Горизонта, а затем наша команда должна была меня подхватить обратно в рафт, чтобы продолжить движение по намеченному маршруту.

День был великолепен, на небе ни облачка, солнышко светит ярко, лучи его красиво играют с волнами в бочках. Уже взбираясь в гору по раскаленным камням под палящими лучами, я понемногу начала жалеть о своем решении: на воде в такую погоду чувствуешь себя как в аквапарке, а я ощущала себя пленницей пустыни, и река внизу казалась миражом. Выбрав удобное место для съемки, я разложила вокруг фотоаппараты, спасжилет, каску и весло, приготовилась быстренько снять геройское прохождение двух рафтов и каяка и рвануть к следующему порогу. Время прохождения мы рассчитали заранее с таким расчетом, чтобы страховочная команда и я со своей камерой успели добраться до Горизонта и занять свои места. Быстренько не получилось. Дядя Сережа прошел Турбину красиво и уверенно, и встал на страховку. Я засняла издалека последний нервный перекур команды первого рафта, судорожное отталкивание от берега, разгон и, наконец, само прохождение. Первая группа прошла тем путем, как и собиралась, без неожиданностей. Сверху казалось все очень быстро и скучно. Приготовилась так же быстро заснять подвиги второго рафта. Но ребята решили внести разнообразие в заявленную программу.

Понять, что произошло, стало возможным только после просмотра на камере повтора и рассказов очевидцев. Итак, второй рафт как положено разогнался перед порогом, подпрыгнул в бочке перед самым поворотом реки, и неожиданно дальнейшее махание веслами прекратилось. Секунды идут, река уже затягивает в поворот, а в рафте тишина и оцепенение. И тут сквозь рев воды слышится вопль, и все вдруг как потерпевшие начинают табанить к берегу. Как им удалось выгрести почти против течения из бурного потока и пристать в маленькую заводь на самом повороте – для меня, да и для них наверное тоже, до сих пор необъяснимая загадка. Оказывается в первой бочке из рафта смыло (или он сам смылся?) капитана. А кто же по доброй воле без громкой команды грести и надрываться будет? Видимо спасло всех то, что опытный морской волк Олег очнулся первым и вовремя. Говорят, это он испустил страшный вопль «Все табань!!!». Паша (капитан) без своей команды порог идти не захотел, и сразу после выпадения за борт, слава Богу, уцепился за веревки по бокам рафта и благополучно причалился со своей командой к берегу. (Фото справа)

После короткого обмена мнениями и впечатлениями рафт пришлось занести по берегу обратно к месту старта, и второй дубль был снят без заминок.

Итак, пока обе команды отдыхали на берегу между порогами, мы со страховочной командой совершили марафонский забег по раскаленной земле к порогу Горизонт. Ребята с морковками заняли свои места внизу, а я продолжала метаться по скалам, прикидывая откуда же могут быть сняты лучшие кадры. Наконец место было выбрано, и я зависла на найденном плоском камне вниз головой над пропастью, держа в руках камеру. Не знаю, кому было более страшно: тем, кому предстояло идти в эту ревущую беду, или мне, до паники боящейся высоты.

Ожидание затянулось. Солнышко припекало, и наступала приятная расслабленность. Но вот из-за поворота показался дядя Сережа. Это было красиво. Маленький каяк замедленно, тщательно выверенными движениями танцевал вальс с бушующими волнами. Я так увлеклась зрелищем, что пропустила заход в порог первого рафта. Насколько я знала, траектория должна была проходить справа от стоящей в начале порога огромной каменной глыбы. Но камера выхватила  рафт, когда тот начал обходить камень с левой стороны и ... рафт мгновенно прижало под скалу, где он и встал намертво, покачиваясь на волнах. (Фото слева) После небольшой паузы последовала попытка оттолкнуться от стены и вернуться на струю. Не тут-то было. Рафт немного поднатужился, но был затянут обратно под скалу, откуда все смогли посмотреть, как мимо, технически безупречно зайдя в порог, просвистела команда второго рафта. Поняв, что зрелищ больше не будет, наши предприняли вторую попытку выйти на струю. С тем же успехом. Затем мне сверху показалось, что ребята готовы достать сигареты и обсудить создавшееся положение. Но, видимо, собрав остатки сил, и приняв решение бороться до конца, команда бросилась на прорыв.

И тут неизбежное произошло. Как в замедленной съемке, рафт неспешно перевернулся, и дальше камера снимала плывущие в шахматном порядке по воде каски. Некоторые каски держали весла. Веря в счастливое завершение этого заплыва и отметая саму мысль о возможном несчастье, камеру из рук я не выронила и продолжала съемку. Злобный рафт, дождавшись когда его оставят в покое, спокойно и неторопливо обошел все препятствия и скромно прибился к острову на выходе из порога. А на реке тем временем разворачивалась спасательная операция. Береговых спасателей всем удалось успешно миновать, травм от попадания «морковкой» в голову никто не получил. Ниже по реке, справа от острова, дорогу плывущим перекрыл второй, успешно завершивший прохождение, рафт, а слева дежурил каякер, отрабатывая свое гордое имя – спасатель.

И вот, когда все уже скрылись за поворотом реки, началось волнение, перерастающее в тихую панику: как там наши? Неизвестность угнетала более всего. Снизу поднималась группа страховки, и мы все помчались к сопровождавшему нас автобусу, чтобы подъехать поближе к месту, где причалятся наши водники. По  дороге к автобусу я гнала от себя мысли о том, что может случиться что-нибудь страшное, и мне уже почти удалось себя уговорить, когда подошел наш водитель Дима и мрачно произнес: «Ну все, …дец». В глазах моих потемнело. Представляю, сколько седых волос добавилось на моей голове за это время. Так, в большом напряжении, двинулись мы по Чуйскому тракту на поиски потерпевших, через каждые 500 метров останавливаясь и сбегая к берегу, чтобы посмотреть, не видно ли кого на берегу. Зато трудно описать восторг и счастье, когда увидели мы наших самосплавщиков вылезающими из рафта на берег целыми и практически невредимыми. Объятья и поцелуи, расспросы и рассказы лишь ненадолго отвлекли нас от продолжения движения – надо было пройти еще участок реки до стоянки.

Поскольку мои весло, спасжилет и каска остались в автобусе, то воссоединиться с туристами мне не удалось, и дальше мы вместе с Олегом и Сашей Гореловым опять двинулись в путь в автобусе, предварительно договорившись о месте встречи, где будет устроен перекус. Так я и не увидела место слияния Чуи с Катунью. Когда автобус остановился на обочине, Олег взял в руки приготовленные пакеты с едой и две бутылки водки (в стекле!), и скомандовал на выход. Перелезая через ограждение на обочине, я с привычным уже ужасом смотрела вниз в пропасть, поросшую колючим кустарником, куда нам предстояло спускаться. Инструктора зигзагами бодро запрыгали вниз, причем Саша исполнял эти трюки с двумя бутылками водки в руках. Я же, стараясь держать марку и не отставать, съезжала за ними следом (местами на пятой точке). Добравшись до реки и сунув в нее бутылки охлаждаться, мы достали по сигаретке и стали предвкушать, как обрадуются наши искатели приключений, когда мы их тут радушно встретим с холодной водочкой и с закуской. Покурили. Потом еще покурили. Что-то никто не спешит к нам радоваться. Утомившись ожиданием, Олег велел нам ждать, а сам двинулся вверх по реке на поиски остальных. За это время мы с Сашей уже успели выкурить полпачки сигарет и обсудить все светские темы в разговоре. Успокаивало только одно – забыть про нас не могут, ведь стратегический запас остался у нас в руках. Но наконец и до нас дошло, что так долго по реке плыть никто не сможет, и надо двигаться навстречу. Причем двигаться надо на автобусе. А до автобуса еще надо добраться. Причем нам двоим в руках придется тащить два полных пакета с едой и две драгоценные стеклянные бутылки. Тут начался театр абсурда. Жара, крутая гора, усыпанная мелкими камушками, на которых разъезжаются ноги, держаться нечем. Вдобавок ко всему, я совершаю это восхождение в спасжилете и каске; в одной руке весло,  в другой – судорожно зажатые за горлышко две бутылки водки. Не расплавившихся мозгов хватает, чтобы понять, что меня четвертуют, если я их разобью, и это обстоятельство удерживает меня в вертикальном положении. Впереди карабкается Саша с двумя тяжелыми пакетами в руках. Когда Горелыч съезжает вниз – я подставляю ему под ноги весло, чтобы он не скользил дальше. В такой вот технике восхождения мы с трудом выбрались наверх и доехали наконец до проголодавшихся туристов.

Остаток дня прошел без приключений. Вечером все аптечки были вытряхнуты наизнанку. В этот день исключительной популярностью пользовались разные мази от ушибов и синяков. Помимо апатии, навалившейся после всех пережитых за день приключений, вечер был омрачен расставанием с группой инструкторов, усиливавших нашу команду на Чуе. Олег, Саша и Павел, для которого выпадение из рафта не прошло бесследно, попрощались с нами, сели в автобус и скрылись в пыли Чуйского тракта. Таким образом, произошла кадровая перестановка, и место капитана второго рафта занял Андрей.

 

Предыдущая часть

 

 

Следующая часть

© www.altaitravel.ru 2003-2022